Тоже стихи

Решил тут выложить свои стихи, четырёх-пятилетней давности. А то валяются где ни попадя, а в дневнике всякая фигня пишется (-:Е

Добавил ссылки на каждый стих... Собственно вот (-:ЕD

Орфография оригинала сохранена.

Алярм! Увага! Матюгов куча, слегка замаскированных


Гордый скачет крыс галопом,
Задувает в ушы ветер,
И стучат копыта бодро,
Этот крыс - великий зверь.
Сильный, мудрый и свободный,
Он летит в свою берлогу,
Там жывёт его крысиха
Под паркетом под дубовым.
Духи реют над болотом,
Нет, не жрут они лягушек,
Эти духи ловят рыбу,
Щщастье штоб познать охоты.
Рыбы издревле враждуют
С бледным племенем сих духов,
И идёт война большая -
Рыбы тоже духов жрут.
Так текут лихие годы,
Подвигами наполнёны,
Эти подвиги герои
Совершают ежечасно.
Нет, не рыбы и не духи
Победят в войне кровавой,
Победит одна лишь дружба!
Только qe[ она придёт.
Философское зерно - старое понятие!
Философское зерно - мiсль без движения!
Философский же кирпич - мудрое занятие,
Философский наш кирпич - вот оно, решение!
Кирпич философский — вещь, конечно, хорошая,
Можно даже сказать — заjæbbись.
Но и просто кирпич достоин уважения,
Потому как толковый предмет.
Кирпич обычный, коричнево-красный
Можно в стройку неплохо покласть,
Вещь есмь он простая и честная,
Таким вот всё быть и должно.
Ясный перец встал над миром,
Чистым духом он воспрямши,
Чтобы целому миру светить.
Мудрый стих пропёр сквозь меня,
Если он ещё раз пропрёт,
Я поймаю его за хвост
И пойму наконец, что я - поэт.
Стих написать
Традицыонный,
Чтобы с размером,
С ритмом и рифмой,
Может любой,
С чувством чтоб ритма
И лексиконом,
Чтоб рифмовать.
Но чтобы стих
Был много мудрым,
Автор должон
Быть непростым,
Чтобы вложыть
Оную мудрость
В строки сии,
Он должен быть
Муслящим мудро,
Безрезультатно,
Философично
И от qe[я.
Должен он быть
Вольным как птица
(Хоть бы и пынгвин)
В смысле - поэт.
Но за ту вольность
Будет он изгнан
В степи глухие,
Густые леса.
Это его лишь
Сможет усилить
В смысле духовном,
Но - навсегда.
Если спеть про трали-вали,
А потом - про тараканов,
И ещё про семь матрёшек
Будет песня прям глобальна.
Дикий мотыль
Падает оземь,
Зубы оскалив,
Грозно рычит.
Слепо моргает,
Смачно глаголет,
Злобно шпыняет,
Мирно свистит.
Тихо он входит
В безвыходный штопор,
Вот он и jøbbнулся.
Прямо лицом.

Баллада о товарище Тютькине

Чясть первая

Я — мастер стихотворных эпосов народных,
Пишу частенько повести в стихах.
И пусть сейчас размер дурацкий,
Не будет рифмы всё равно.
Сегодня расскажу я о герое,
Чей подвиг запеча́тлен во веках,
Его деянья страшно благородны,
Да и вощще он весь такой-сякой.
Его нам имя толком не известно,
Так как его не знает сам герой,
Но звали все его товарищ Тютькин,
И это имя очень неплохó.
В нём сила богатырский спала,
Пока не пробудилась с бодуна,
И наш герой — товарищ Тютькин
Сумел свой пятка укусить
До крови. Надобно заметить,
Что носит он кирзовы сапоги,
Подбитые подковою коровы,
Что в них стоять лишь и могла.
Товарищ Тютькин, протрезвев совсем уж,
Великой силы ток вдруг ощутил,
И, заценив свой прикус на подкове,
Он понял, что пришла его пора.
И вот герой, на посошок ужравшысь,
Сбирается на подвиги идти,
Ну шею он надел тую подкову,
Дабы ей щщастье снова привлекать.
Выходит в путь. Силён товарищ Тютькин,
Он может даже камень приподнять.
Кричит «Ура!» его деревня —
Сей камень избу подпирал.
Идёт герой уже неделю третью
И по дороге подвиги вершыт.
Он крыс пугает запахом портянок
Да сорняки затаптывает лбом.
Товарищ Тютькин своим мощчным ухом
Скрывает бедных зайцев от дождя,
И с чувством толком сделанного дела
Он на носу зарубки создаёт,
Которые ведут учёт великим
Подви́гам, сотворённым им,
И скоро даже тютькинский носяра
Закончился, вместив лишь сорок семь.
Сиё число магическое есмь,
И Тютьки это сразу ощутил.
Вослед за этим повернул обратно,
Чтоб знак на печке свыше получить.

Чясть вторая

Возлегшы же на печку свою грозно,
Товарищ Тютькин ощутил позыв.
И не подумайте чего-нибудь плохого,
А лучше и не думаёте вощще,
Прослушайте же дальше: ентот пóзыв,
Который, как известно, ощутил
Великий наш герой, имел своею целью
Направить силу в нужное руслó.
И чтобы всё силач наш понял,
Прошли чредой картинки перед ним.
И понял Тютькин, что его судьбою
Назначено великий подвиг совершыть,
Дабы очистить мир от зла куска большого,
Да и вощще — чтоб было ЗАJÆBBИСЬ.
Являлся ж целью подвига крутого
Большой и пухлый розовый козёл,
Где зло в нём то таилось — непонятно,
Но тот козёл должон быть порешён.
И енто осознал товарищ Тютькин,
Закончив те картинки лицезреть.
Из сих картинок явствовало ясно,
Что тот козёл на севере жывёт
И вьёт он гнёзда на скалистых на отрогах,
Да жрёт траву в предгорьях и грыбы.
Так как убить козла в горах пршлось бы,
Пришлось герою снаряжение искать,
Народ ему, конечно же, помог охотно,
Что Тютькину ужасно помогло.
Гвозди из ботов у него торчали по полметра,
И Супер-Молоток цеплялся сам за всё.
Снаря́женный друзьями, грозный витязь,
Выходит вновь на битву. Ента сила
Не разменяется теперь по мелочам.
Товарищ Тютькин топает на север,
И рок в его лице идёт туды ж.
Несёт он смерть жывотному большому,
Он победит — должон он победить!
Умрёт большой и розовый козёл сегодня,
Избавив мир от многих штук плохих.
И щщас пойдёт уж повесть о сраженьи,
Хоть не весьма онó былó длиннó,
Козёл сидел на самом верхнем пике,
А Тютькин, навевая страху, спал.
Когда же он проснулся и увидел
Сие чудовище высóко во верху,
Исполнился герой святою ярость
И почесал за ухом молотком,
Попутну подгрызая Ту подкову.
Тот жест настолько страшен был для кóзлов,
Что монстр рухнул донизу совсем,
Разбив свой копчик, что и стало
Причиной гибели сегó жывотногó.
Теперь вы знаете, хто есть товарищ Тютькин,
И знаете, чем славен был герой.
Сей бред вы строго не судите,
И сам я знаю, что qe[ня.
Чтоб письбою заниматься,
Не нужон талант вощще:
Нужно слов лишь знать поболе,
Чтоб складалися оне

Комментарии

Comments powered by Disqus